Развитие технологий в медицинском страховании опережает регуляторику

ОМС15.09.2019 21:31
С 2012 года в InsurTech (использование новых технологий в страховом бизнесе) во всем мире было инвестировано 10 миллиардов долларов, посчитали в McKinsey&Company.

Стартапов в сфере страхования жизни и медицинского страхования за этот период стало почти в три раза больше.

В России фитнес-браслеты и прочие носимые гаджеты пока не имеют статуса медицинского изделия.

О том, как медицинский insurtech развивается в России, «РГ» рассказала директор по развитию медицинского страхования «Сбербанк страхование жизни» Екатерина Коломенцева.

— Екатерина, существует ли тренд на InsurTech в России? Страховщики заинтересованы в новых технологиях?

— В первом квартале этого года в мире было объявлено о 85 сделках в сфере InsurTech на общую сумму 1,42 миллиарда долларов. По количеству сделок на первое место вышла Великобритания — страна технологически развитая, но очень консервативная.

Россия тоже консервативная страна, мы начали активно смотреть на InsurTech с конца 2017 года. Пока до рекордов нам далеко. По данным ЦБ, в прошлом году доля электронных продаж страховых продуктов увеличилась вдвое, но это только 5 процентов. И это, в основном, ОСАГО. В этом году после того, как был принят соответствующий закон, основной фокус технологий в страховании будет на удаленной идентификации.

Также все хотят «поиграть» с блокчейном, чат-ботами, цифровыми речевыми технологиями. 76 процентов страховщиков считают, что цифровые технологии в продуктах способствуют наращиванию портфеля.

— Это в целом InsurTech, а если говорить о технологиях в медицине?

— В медицине вопрос применимости InsurTech возник только в конце 2018 года. Этому способствовал нацпроект «Здравоохранение», вступление в силу закона о телемедицине с 1 января 2018 года, трансформация здравоохранения с точки зрения доступности медицинских услуг в отдаленных районах. Сообщество задумалось о внедрении технологичных сервисов в медицину. Но недавнее исследование Philips показало, что россияне пока не готовы массово использовать цифровые технологии в медицине. Причина очень простая — у нас 4 врача на тысячу населения. В Индии, например, 0,8 врача на тысячу, в Китае — 1,8. Поэтому эти страны — лидеры по InsurTech, они вынуждены его использовать из-за ограничений в доступности врачей.

— Могут ли технологии повлиять на стоимость страховых медицинских продуктов для потребителя?

— Безусловно. Страховая компания Vitality делает скидки на страхование и дарит различные бонусы от партнеров своим клиентам, если они ведут здоровый образ жизни: чек-апы, правильное питание, спорт (фитнес-браслеты). Vitality — южноафриканская компания, активно работает в Великобритании, сотрудничает с разными компаниями по всему миру. В будущем любой страховой тариф будет опираться на персональные данные клиента. Невозможно жить в парадигме шаблонных стоимостей и дальше. Мир идет вперед, и кто первым станет предлагать индивидуальные тарифы, тот и будет лидером.

— Насколько это применимо в России?

— В России фитнес-браслетам и прочим носимым гаджетам — мобильным глюкометрам, часам со встроенными ЭКГ и мониторингом артериального давления — нужен статус медицинского изделия. Производители идут к тому, чтобы к концу 2019 — началу 2020 года получать такой статус. Их использование особенно важно для людей с хроническими заболеваниями — гипертонией, астмой, сахарным диабетом. Такие пациенты должны динамически наблюдаться, и носимые гаджеты облегчают эту задачу. Показания глюкометра, например, могут автоматически вноситься в дневник мобильного приложения, и при отклонениях доктор оперативно свяжется с пациентом, отрегулирует прием лекарств или вызовет на осмотр.

— Насколько к этому готовы российские пациенты?

— Пока не очень готовы. У людей есть страх, что о нас будут знать всё. Есть и другая проблема. Все ударились в ЗОЖ, бегают марафоны, но без регулярных занятий, без прохождения чек-апа (комплексная проверка здоровья), такие спортивные нагрузки могут нанести вред человеку. У нас недавно была дискуссия с представителями государственной медицины о том, как мотивировать человека ходить на регулярные медосмотры, заботиться о своем здоровье. Молодые люди говорят, что готовы использовать технологии, но у них нет культуры здоровья, нет привычки или стимула проходить регулярные обследования. А у людей в возрасте 35–50 лет в приоритете работа, а не здоровье. Они просто не готовы тратить рабочее время на прохождение медосмотров и сдачу анализов. В Южной Корее, когда человеку требуется серьезное медицинское вмешательство, государство смотрит, проходил ли он регулярно обследования. И если нет, все лечение ложится на плечи больного. В Гонконге, если человек не прошел диспансеризацию, его просто не пустят на работу. Мы такого сделать не можем, это очень жесткие методы.

— А что можем, и кто это должен делать — страховщики, медики, государство?

— Надо общими усилиями менять менталитет. В советское время диспансеризация всего населения была обязательной. Благодаря этому выявляемость онкологических заболеваний на ранних стадиях была выше, а сейчас, увы, нередко они выявляются на поздних. Минздрав, мне кажется, должен активнее заниматься просвещением населения. Сейчас в столичных парках стали ставить павильоны «Здоровая Москва», в которых меньше чем за час можно пройти профилактический осмотр. Этот тренд нужно поддерживать, в том числе и нам.

Страховщики тоже могут стимулировать людей следить за своим здоровьем. Наша компания предлагает различные страховые продукты со встроенными чек-апами. И если в результате обследования будет выявлено критическое заболевание, мы оплатим его лечение. Кроме того, и работодатель может мотивировать своих сотрудников ежегодно проверять свое здоровье, в том числе через программы страхования. Профилактика и предупреждение всегда эффективнее и экономически, и морально, чем тяжелое лечение потом, когда заболевание уже наступило. Но профилактические продукты всегда сложно продаются, для этого нужно менять менталитет.

— Могут ли современные технологии помочь в профилактике и раннем выявлении заболеваний?

— Хорошие перспективы у внедрения искусственного интеллекта (ИИ) для потокового анализа снимков. Конечно, ИИ никогда полностью не заменит врача, например, в акушерстве или хирургии. Но мы идем не по пути замещения врачей, а по пути повышения качества медицинских услуг и их доступности, встраивания новых технологий в существующую модель. В регионах у врачей очень большая нагрузка, ИИ может их разгрузить. Например, врач-маммолог в день осматривает около 30 женщин на профилактическом осмотре. 98 процентов снимков у него — норма и только 2 процента — отклонения. Если ИИ проанализирует снимки и выделит те, что с патологиями, это может значительно повысить эффективность работы врача. В Лаборатории искусственного интеллекта Sberbank AI уже есть модели, которые показывают впечатляющие результаты. Например, отработана модель определения инсульта у человека по снимкам КТ. Обученная нами нейросеть смотрит снимки лучше, чем 9 из 10 врачей. Это мировой уровень.

— А не мешает ли применять искусственный интеллект отсутствие регулирования?

— Да, у ИИ пока нет официального статуса, и любое действие сейчас должен подтвердить врач. Внедрять ИИ сейчас можно как информационную технологию, но это неправильно. В Госдуму внесен законопроект об ИИ, надеюсь, в 2020 году он будет рассмотрен.

К сожалению, многие инновации законодательство пока не позволяет использовать. В нашей стране есть классные полезные стартапы, в том числе на акселераторе Сбербанка и 500 Startups. Множество проектов по медицине, фарме, медизделиям. Есть хорошие стартапы по доставке лекарств, но законодательно онлайн-продажа лекарств запрещена. Есть возможность выписывать электронные рецепты, можно получить этот рецепт на свой гаджет, но в большинстве аптек по нему лекарство не продадут. Дискуссия об онлайн-продажах лекарств идет давно, но пока решение не принято.

Но технологически мы к этому движемся и рано или поздно придем.

— Есть ли в России успешные примеры использования технологий в медицине?

— Закон о телемедицине дал жителям регионов доступ к московским врачам, у которых можно, например, получить второе медицинское мнение по уже поставленному диагнозу или консультацию по результатам анализов. По нашим исследованиям, даже люди старше 60 лет готовы пользоваться телемедициной. Мы в «Сбербанк страхование жизни» развиваем так называемый «технологичный ДМС», это сочетание онлайн и офлайн медицины. К примеру, человек может сдать анализы в лаборатории, а затем онлайн получить консультацию по их результатам. Именно за сочетанием и взаимодополнением цифровой и традиционной медицины — будущее.

Нашли ошибку? Выделите текст,
нажмите Ctrl+Enter и отправьте ее нам.